Марк захаров: появилась

МАРК ЗАХАРОВ: ПОЯВИЛАСЬ САМОЦЕНЗУРА, КОТОРАЯ ОЧЕНЬ ГНЕТЁТ

17 июля Ленком завершает свой юбилейный 90-й сезон, в котором было и много событий (самое крупное премьера спектакля День опричника), и много тревог. Марк Захаров говорит, что для отечественного театра вновь наступили нелегкие времена и на вопрос когда будет лучше? — отвечает, что лучше уже было. Под занавес сезона режиссер дал большое интервью Театралу, в котором коснулся весьма острых тем обыски в Гоголь-центре, тоска народа по сталинизму, абсурдность некоторых свежих законов и т.д.

Перед началом интервью я скажу несколько слов о том, над чем размышляю сегодня. Вы знаете, у Станиславского и у Михаила Чехова, у двух гигантов, которые оказали на нас самое большое влияние, есть такие высказывания.

Станиславский говорил: Чтобы зритель вам поверил, вы должны делать то, что вы умеете, то, что вы знаете, то, что вы понимаете. А Михаил Чехов, напротив, утверждал: Актер обязан заниматься непривычными вещами. Входите в те сферы, которые для вас являются новыми, незнакомыми как в русской сказке: поди туда, не знаю куда; принеси то, не знаю что.

«Это довольно мудрая вещь, и она связана не только с актерским мастерством, но и с режиссурой. Всегда повторяю своим коллегам: очень хорошо бы мобилизовать интуицию. Что такое интуиция, не знает даже ваша редакция. Но есть статистика, согласно которой люди сдают билеты на авиарейс, который кончится катастрофой. Они действуют под влиянием интуиции и от этих цифр нельзя отмахнуться. «

В буддизме есть такое понятие нирвана, высшее проявление духа. Когда нет никаких желаний, нет никаких страстей, но есть абсолютная гармония и, скажем так, понимание мира. Но поскольку буддизм для нас очень далекое и сложное дело, то к нирване мы стремимся нечасто.

К чему я всё это говорю? Очень важно войти в контакт с информационным космическим слоем, который находится неизвестно где, но он существует, потому что питает всех сочинителей талантливых, которые дотягиваются до этого слоя: и композиторов, и художников, и музыкантов, и режиссеров.

У меня был памятный случай с Григорием Гориным. Однажды он мне позвонил: Знаешь, Марк, я придумал новую пьесу. О ком? О кошках.

Я к кошкам всегда относился с уважением, но не с любовью (с любовью я отношусь к собакам). И я немного скептически отреагировал: А что кошки могут делать? Он говорит: Как что? Петь, танцевать, влюбляться. Вообще как-то шустро себя вести.

Но он, видимо, почувствовал мой скепсис и к своему замыслу охладел. А довольно скоро появился знаменитый мюзикл Cats. С моей точки зрения, это, конечно, далеко не случайно. Это прикосновение к тому информационному слою, к которому надо тянуться. Одним это удается в большей степени (режиссеру Анатолию Васильеву, например), другим в меньшей.

И вам ведь тоже удается
Я думаю, что мне удается иногда… Сейчас, с высоты своих лет, смотрю на пройденный путь и склоняюсь к тому, что таким спектаклем стал, наверное, Юнона и Авось. Мы с моими сподвижниками уловили нечто важное, какую-то свежую общечеловеческую тему, витающую в воздухе. Помимо Юноны это, конечно, и Поминальная молитва весьма примечательный спектакль. Он шел в те годы, когда популярным был обмен делегациями. К нам приходили грузины и говорили, что эта постановка про них, приходили молдаване, а также представители других народов и тоже утверждали, что про них. Я в самом деле не ставил спектакль, как говорится, на еврейскую тему. Я говорил про общечеловеческую боль, а она без деления на национальности одинакова для каждого из нас.

Такая же история случилась и с Днем опричника, хотя Владимир Сорокин утверждал, что время этого произведения ушло.
Он мне тоже сказал эту фразу, но я его пристыдил. Когда были изданы Мертвые души, о книге забыли на десять лет и лишь потом все убедились, что это великое произведение. После нашего разговора Сорокин как-то смирился, разрешил немножко фантазировать на тему его замечательного романа, который

Стал пугающе актуален.
Да. Он немножко нам в мозги влезает в том смысле, что можно и до полного абсурда дойти, если не сдерживать открытие памятников Ивану Грозному и Сталину. У нас историческое просвещение оставляет желать лучшего, и историческое мышление тоже.

Источник и продолжение:

Театральные новости: